allaall: (Default)
И кстати про "вышла замуж и уехала". Приятельница с российской работы - приятная девчонка из бухгалтерии - неожиданно обнаружилась через фейсбук замужем в тунисском Суссе.
Плюсодин в мою ааабширную географию знакомств.
allaall: (Default)
Музыкой навеяло пересмотреть советское лубочное кинцо про маму десятерых детей "Однажды двадцать лет спустя" - и возник один вопрос. Почему на встрече одноклассников эту маму все называют той же фамилией, которую носят ее дети, если по условиям задачи она сразу после школы уехала куда-то из Москвы замуж и никого из одноклассников все эти двадцать лет не видела? И вообще встреча про трогательные школьные воспоминания? Вряд ли бы они все так резко перестроились (мы с моими-то школьными до сих пор зовем друг друга по девичьим, несмотря на то, что все годы общаемся довольно плотно и про новые фамилии как минимум в курсе. Привычка-с).

Либо она после замужества не меняла фамилию и дала ее всем  детям (хотя в таких случаях у детей обычно папина - ну допустим, у них такой суровый матриархат), либо папа там какой-нибудь Череззаборногузадерищенский, либо они однофамильцы. В первых двух случаях отцу-героину всё равно должно быть обидно по идее.
Чего-то накосячили сценаристы.
allaall: (Default)
Послала московской подруге фотку нашей улицы - у нас сейчас все в цвету - сверху цветут деревья, а снизу тюльпаны-нарциссы, красотища невероятная. Получила вопрос: "А что, высокие заборы у вас запрещены?"
Кстати, на эту тему я никогда не думала, хотя заборы у нас вроде кое-где есть. Например, на соседней улице, где у ребят за ним непонятно зачем нужный в мичиганском климате бассейн. А так ведь без них и красивее и удобнее.
Но забавно, что у советского человека первая мысль про запретить :)
allaall: (Default)
Курс эмиграции из РФ дополнился курсом эмиграции из ЖЖ (c)

Ну что, все побежали и я побежал.
Вообще к нынешним российским законам я отношусь чётко по анекдоту, где доктор осматривает больного со словами: "Хорошо...хорошо...хорошо...очень хорошо!"  -Доктор, чего ж хорошего? - спрашивает больной. - Хорошо, что это все не у меня!
Но поскольку эти люди превращают в вонючую коричневую субстанцию все, к чему прикасаются (надеюсь, меня не обвинят в оскорблении чувств группы "эти люди"), то пришло таки время провести некоторые необходимые мероприятия. Заодно поток входящих лишний раз почистить.
К жж я отношусь по прежнему нежно (еще бы! :), поэтому удалять его, пока можно будет, не собираюсь, но как основная площадка дрим на данный момент надежнее.
Вон у меня российский номер мобильного недавно отобрали, который со мной был лет 15, потому как МТС втихаря изменил правила, по которым минимальная частота платных действий сократилась с шести до пяти месяцев. Соответственно, я стандартно сунулась сто рублей на счет кинуть, как всегда раз в полгода делала, а - опа - номер ушел в архив и приходите в офис с паспортом. Московская подруга точно так же недавно свой анапский номер потеряла с десятилетней историей, так что нахождение на территории России ее в данном случае ни от чего не спасло.

Поэтому алгоритм действий у меня получился такой:
1.  Поставила на жж метку 18+. В принципе там ничего такого нет, но этим деятелям в хвосте кота может член привидеться. Кроме того вещи своими нецензурными именами я тоже периодически называю.
2. Скачала весь свой жж ljarchive-ом. Хорошая программа, кстати, скачала на ура и быстро.
3. Сделала копию на Дрим и собрала обратно френд-лист, кого нашла. (Кстати, ходят слухи, что лавочку с копированием в Дрим могут прикрыть, там в этих идиотских правилах и такой пункт есть). Настроила кросспостинг отсюда туда.
4. Классной приблудой LJSM скачала основные интересные журналы из моей жжшной ленты  - там была куча чудесных дневников, которые чистая литература. Причем основные из них, увы, заброшены лет эдак 5-7 назад, так что по новым правилам их могут и принудительно потереть - в них же такой же пункт про активность раз в шесть месяцев, как с телефонами. Кстати, all in good time: собиралась сделать это ну ооочень давно, а глюк в программе в связи с событиями обнаружили только сейчас, потому как она, естественно, стала очень популярной. Вот не читаю dolboebа, но в данном случае от него была реальная польза - про глюк было у него. То есть в любом случае надо было бы все переделывать. Программа достаточно быстро качает текст и долго - картинки. Организовано там потом все тоже очень приятно, в таком олдскульном стиле.
Пока качала посмотрела тенденции по странам:
1. Россияне в осносной массе давно это дело забросили. Хотя, как я и говорила, там были чудесные дневники с прекрасным литературным слогом. Все в основном в фб ушли.
2. Ребята по адекватную сторону границы (и те, кто близок к ним по менталитету) - пишут активнее всего. В моей ленте сейчас их большинство.
3. Украинцы и Беларусь-Молдова - половина на половину. Часть пишет часто, а часть потерла дневники и ушла в фейсбук. Причем многие - после ввода новых правил.

У себя основным я сделала Дрим  (с трансляцией в ЖЖ) плюс буду вывешивать тут то, что хочется сохранить с фейсбука, а то там хрен когда чего найдешь. На каменты отвечаю и здесь и там, но у меня достаточно тесный круг.
В фейсбуке заодно тоже прибралась - сколотила ленту To Read, где читаю только посты  друзей, а то эти лайки бессистемные действительно достали.
Сейчас, кстати, самодельные ленты открываются там в пункте меню  Friends Lists (ну и у меня на всякий случай в закладках есть).
А в ленте с лайками оставила человек 5, на трех из которых я подписана (то есть в друзья и в основную ленту я их добавить не могу). Надо ж знать, что в мире творится вон Веллер в журналистку стаканом с водой кинул, как бы я без такой новости. Плюс у меня там еще наши местные Энн-Арборские новости.
Чтение всех новостей у меня в итоге занимает минут 20-30 за кофе. Аминь. Ну и нормально.
allaall: (Default)
Буду краток.
Аааааааааааа!!!

Зато я экспериментальным путем вывела оптимальное время высадки рассады в наших краях. Первое апреля, легко запоминается.
Ибо до этого я несколько лет сажала в середине апреля и мне всегда казалось, что они чууууть меньше, чем надо.
Ну в этом году решила не мелочиться и посадила в середине марта (у меня тогда еще и время свободное выдалось, это тоже свою роль сыграло).
Посадила при этом не в стандартный peat moss, а в какие-то новые таблетки из кокосовой стружки.
В начале апреля вылезло что-то бледненькое желтенькое. Расстроилась, стала думать, куда эту кокосовую стружку теперь девать, ибо накупила ее в количествах. Капнула им чуть-чуть стандартного удобрения. Решила подождать неделю. Через неделю они стали похожи на нормальные, а теперь там, блин, джунгли.

Остается только надеяться, что в мае не будет заморозков, и можно будет их воткнуть в грядку чуть пораньше. Потому как реально  здоровые уже. Ну и в будущем так не делать :)
allaall: (Default)
Вот да. И это меня еще очень добрые и либеральные родители воспитывали.
Но вот это вот эхо совковского менталитета все равно до сих пор отдается.

Лиля Ким.

Про холопство и барство. Так получилось, что еще несколько моих друзей отправились в квест to be an international filmmaker одновременно со мной. И процесс нашей адаптации идет параллельно, одни и те же этапы на трёх разных континентах (но из Европы и Азии все дороги все равно ведут в ЛА). Пережив вместе первый культурный шок, ужас и оторопь перед масштабом задачи, языковую адаптацию, момент входа и вот, наконец, начало настоящей работы - мы одновременно обнаружили интересную проблему. Когда я первый раз пришла на встречу с шоураннером сериалов, которые мы прежде на всяких курсах как примеры разбирали - первое, что у меня вырвалось "You are really exist!". Пришлось объяснить, что очень странно его видеть, потому что доселе все это было чем-то из параллельной вселенной и да, в теории я конечно понимала, что эти шоу делают люди, but come on guys... Потом все собрались на ланч, ну я вижу такое дело - говорю, ладно, не буду мешать. Начинаю по стеночке к двери. А они на меня так смотрят - ты куда? И показывают - на кухне среди ланчбоксов и мне поставили - Lilia. Вышли в патио, я жду пока все сядут, мало ли еще место чье-то привычное займу... А мне оказывается уже стул поставили заранее, в середине, чтобы слушать что я буду о себе рассказывать. Я на этот стул села и вообще не помню, что несла от волнения. А еще у меня тут внезапно появился друг гештальт-терапевт, который в гостях у общих знакомых обратил на меня внимание "из-за странного языка тела". Что я такой же гость, как остальные, но язык тела у меня не как у гостей, а как у горничной, которая старается быть незаметной тенью. А когда ко мне обращаются - начинается суета, слишком быстрая речь и такой испуг, как будто я на допросе. Тут я вспомнила, как меня держали на границе, когда я ее первый раз пересекала с гринкартой и надо было меня в другую базу перенести из туристов в резиденты, заодно проверить. Всех уже отпустили - а нас все держат и держат. Я ничего не понимаю. Напрягаюсь. Чем больше они мне одни и те же вопросы задают - тем больше я напрягаюсь. Пока не пришел офицер Майкл Калашников и не разъяснил культурные различия. Меня задержали, потому что я "подозрительно нервничала предъявляя документы" и решили наблюдать подольше. Ни одному соотечественнику не надо объяснять, почему я нервничала, подавая документы. А если оказывается что с ними что-то не в порядке - то вместо вежливого вопроса "на каком основании вы меня задерживаете? тратите мое время, я устал с дороги, поэтому если у вас есть основания доставлять мне такие неудобства - предъявите, или извиняйтесь и отпускайте немедленно" - какой они ожидают услышать от человека, у которого все в порядке, перед ними начинает разворачиваться картина заикания, доставания кучи бумаг, заискивающего испуганного взгляда и приближающейся панической атаки. И чем дольше они меня держат - тем им "очевиднее, что со мной что-то не так".
Да, со мной и правда что-то не так. И с подругой моей тоже, которая работая на вообще большом проекте WB, не верит, что она правда там находится и когда продюсер с ней вдруг начинает советоваться - смотрит на него какое-то время в шоке: "Вы что? Правда интересуетесь моим мнением?! Вы правда хотите знать, что думаю я?!!!" Такой синдром у нас.
И в то же время я уже довольно давно обозреваю одну и ту же картину, как разные российские продюсеры испытывают серьезные затруднения при общении с американской индустрией, потому что тоже никак не могут выйти из привычного режима "барин приехал", стараясь общаться "даже не на равной, а на высшей ноге".
И это две стороны одной и той же медали. Подруга мне говорит: нам надо какой-то заповедник, травмированных совком. А я ей: "Нет, нам нужно жить среди них долго и получать rehab".

allaall: (Default)
Получила лицензию на скрытое ношение.
Ребята определенно поставили рекорд по чудовищности моей там фотографии (они ее у себя во внутренней базе с моих прав переснимали, где она и так была не фонтан), но в остальном довольна.
Теперь надо поискать что-нибудь маленькое изящненькое розавинькое калибра так 38го.

allaall: (Default)

Отсюда.

«ПРОСТО ТАМ ВНУТРИ НИЧЕГО НЕ СЛЫШНО»

Вчера вечером я был в доме друзей, где среди немногих приглашенных неожиданно оказался очень высокопоставленный чиновник. Всем известный. В общем, по-человечески симпатичный. Не называю его из-за данного моим друзьям обещания.

Разговор зашел о кино. Я высказался в том смысле, что надо вернуть налоговые льготы для частных инвесторов и компаний, которые готовы вкладывать деньги в наше кино. На что получил ответ, что я даже не представляю, какие огромные мошенничества и откаты были тогда, когда подобный закон о налоговых льготах работал. На что я ответил, что если это частные деньги – то пускай хоть заворачивают друг друга в откаты, это стране не навредит, и главное, чтобы откаты не были из государственных денег, что сейчас как раз и происходит. На что, в свою очередь, услышал упрек в том, что я ратую за неподконтрольную сферу по типу неуправляемого игорного бизнеса. На что я ответил, что именно так и существует весь шоубизнес в Штатах, где государству нет дела до твоих трансакций с твоими частными деньгами, хоть сколько угодно переводи кому угодно, главное, чтобы ты исправно платил налоги со всех денежных поступлений, а вот за данными тебе государственными или муниципальными субсидиями, то есть деньгами налогоплательщиков, там следят как за зеницей ока. На что он, вздохнув, ответил, что наверно это правильно, но у нас в силу особенностей экономики это сделать непросто. Я осмелел и спросил – в чем же трудность? Не в том ли, что именно чиновники, в том числе, возможно, и на уровне его коллег, получают свою долю?

Его лицо на секунду окаменело. Затем, внезапно пременившись, он как ни в чем ни бывало отпил глоток потрясающего Бордо, которым нас угощали хозяева, и которое он до этого почти не пил, сразу после чего он с нейтральным, но всем понятным выражением обвел взглядом лепнину под потолком гостиной, после чего с улыбкой психиатра, смотрящего на неизлечимого больного, посмотрел на меня. Стало ясно – дискуссия закончена.

Мой друг и его жена пришли в себя от неловкости. Она спохватилась и, быстро взглянув на меня на секунду выпученными глазами, обратилась к нему с вопросом, не хочет ли он все-таки какого-нибудь сорбэ (ягодное или фруктовое мороженое без сливок и вообще без молока) – смородинового, клубничного, грушевого или лимонного?

Он взял клубничное. Я от растерянности тоже. Хотя хотел смородинового. Два других гостя взяли один – тоже клубничное, другой – грушевое. Хозяева взяли себе: он – смородиновое, его жена – лимонное. Разговор пошел о вкусах. В том числе об искусстве. О современном. И о Венеции.

В конце вечера, когда все уже расходились, так вышло, что мы с ним уходили последними. Неожиданно он спросил, где я живу, и предложил меня подвезти. Я с интересом и благодарностью согласился. Но выйти из квартиры нам сразу не удалось.

Оказывается, на лестничной клетке стояла ФСО. В квартире ее не было по настоянию самого охраняемого (оказывается, в отдельных случаях так можно). Зато сразу за дверью стояло три человека и еще двое подальше, каждый из которых был похож на трёхдверный бельевой шкаф (1,90 метра ростом, у каждого левый и правый лацканы пиджака расстегнуты и белое пространство посередине) с откровенно оттопыренными левыми подмышками. У всех были совершенно индифферентные лица, внимание которых было уделено не тебе, а окружающему – обычному для тебя, но подозрительному для них – пространству.

Когда тебя от дверей квартиры до машины сопровождает охрана, когда перед тем как выйти наружу офицер делает тебе предупредительный жест подождать, и только после получения подтверждения в ухе он делает тебе пригласительный жест на выход, когда кто-то другой открывает перед тобой толстенную бронированную дверь огромной черной машины, и потом закрывает ее за тобой, а она изнутри мягким свербящим звуком притягивается к корпусу и мягко защелкивается, когда ты едешь, сидя в кожаном кресле, с огромным пространством для ног в длинном черном Мерседесе с мигалкой с сопровождением и с особой звукоизоляцией (мигалка практически не слышна) и с такой мягкостью хода, что ты, собственно, не замечаешь, движешься ты или стоишь, при этом тебя везут с такой скоростью, что невозможно уследить за сменой пейзажа за окном – у тебя, даже за те 10-15 минут, которые я провел в машине, непроизвольно меняется отношение к окружающему миру. Ты оказываешься НАД ним. Немедленно. И высоко.

Оказавшись вне окружающей реальности, я подумал: как же мало надо человеку, чтобы ощутить себя «особым», чтобы обрести это странное и сладкое ощущение «элиты» и «власти». Это чувство отъединённости от жизни на мелькающих за окном тротуарах и в окнах домов, которые от плотности твоих затемненных стекол, почти полной звукоизоляции и скорости твоего движения становятся неразличимы. Чувство особой атмосферы, которая окружает именно тебя как значимое лицо, решающее что-то чрезвычайно важное, от которого зависит судьба если не страны, то по крайней мере важнейших сторон ее жизни и жизни ее граждан.

При этом ты прекрасно понимаешь, что виной всему – просто физическое чувство комфорта. И щекотящее самолюбие осознание количества людей, работающих на его эксклюзивное для тебя обеспечение. Невероятное, незнакомое ранее, чувство физического комфорта и превосходства, создающее у тебя особое отношение к себе самому. Рождающее иные, ничем кроме этого физического комфорта не подкрепленные, эмоциональные и умственные ощущения о себе самом и «внешнем» мире.

Я посмотрел на своего соседа. Он, как тинэйджер, что-то изучал в своем смартфоне. Быстро взглянув на меня, он улыбнулся и быстро поднял и опустил указательный палец, будто говоря «Один момент!». Вскоре он убрал мобильник, но вместо того, чтобы заговорить, стал смотреть перед собой на серый экран выключенного телевизора (или компьютера), висевшего напротив наших сидений. Под ним было два автомобильных телефона.

Я молча указал на один из них и вопросительно поднял брови. Он отрицательно покачал головой. Я заговорщицки указал на другой телефон. Он, чуть выпятив губы трубочкой, медленно кивнул.

- То есть, – улыбнулся я, – можно позвонить?
- Можно, – он усмехнулся. – Но возникнет проблема.
- Какая? – не сдавался я.
- Вас соединят, – он чуть насмешливо смотрел на меня. – И надо будет что-то говорить.
- Я вас понимаю! – ответил я с иронией. – Наверно, это главная проблема всех, кто может ему позвонить!

Мы оба тихо хохотнули. Я не знал, о чем его можно спросить. Спросить хотелось о многом, но понимание его положения говорило о том, что ты не можешь спросить практически ни о чем. Неожиданно для себя самого я сказал:

- Я волнуюсь, что может быть осенью и в следующем году.
- Я тоже, – внезапно ясно и четко, будто он был готов к этой теме, ответил он.
- Вероятно, – я осмелился обострить разговор, – мы с вами волнуемся на одну тему, но по разным сюжетам.

Он мотнул головой и ухмыльнулся, будто говоря, экий, мол, ты смышлёный. И неожиданно индифферентным голосом ответил:

- Главная проблема – это аппарат. Он огромный.

Я удивился такому радикальному повороту темы. Мне показалось, что здесь, в машине, он стал смелее, хотя по моему мнению должно было быть наоборот.

- Но аппарат подчиняется начальнику, – попытался возразить я.
- Нет, – ответил он, – это заблуждение неопытных людей.

Я почувствовал, как, несмотря на приятный кожаный запах сидений, атмосфера между нами напряглась. То ли он рассердился на самого себя, что вдруг, поддавшись моменту, так высказался. То ли не хотел дальше говорить на подобные темы. Я решил изменить этот внезапно тягостный настрой.

- Всё равно! – радостно, будто снимая затруднение, я хлопнул себя по колену. – Через 100 лет США, Европа и Россия, учитывая общее развитие цивилизации, будут вместе! Иначе ведь просто не может быть, правда? Поэтому, – увлекшись сам собой, продолжал я, – это естественное развитие и должно быть главным во всех наших с вами замыслах и действиях! Правда? – я не без усилия остановил свой фонтан и с наигранным весельем, за которое мне сразу стало стыдно, взглянул на него.

Он смотрел на меня с некоторым изумлением, будто глядя на «неведому зверушку». Его взгляд выражал и удивление, и сопереживание, и опасение, и радость, и недоверие, и юмор. Так, подумалось мне, вероятно, антрополог смотрит на шимпанзе, которое после нескольких лет тщетных попыток обучить его речи, внезапно жестами отвечает на изначальный и уже не имеющий значения вопрос, сколько будет дважды два.

- Знаете, что я вам скажу, – произнёс он почти шепотом, – Чем выше ты находишься, тем в меньшее ты веришь.
- Это плохо, – тихо ответил я.

Не глядя на меня, он кивнул. Потом поднял голову, молча улыбнулся, пожал плечами и развел руки в стороны. Мне вдруг показалось, что мы всё-таки понимаем друг друга.

В быстро открывшимся стекле, отделявшем салон от водителя, возникло лицо охранника с переднего пассажирского сидения.
- Извините, какой ваш официальный адрес? – обратился он ко мне.
- Оружейный переулок, это угловой дом… - начал объяснять я.
Он с чуть повышенной интонацией перебил меня:
- Пожалуйста, просто скажите ваш официальный почтовый адрес! – он сделал акцент на словах «официальный» и «почтовый».
Я немного опешил, но сразу ответил.
- Спасибо, извините, – он отвернулся, и стекло с электрическим звуком быстро закрылось.

Я услышал глухие, еле слышимые переговоры с произнесением моего адреса. Я даже не осознал, что мы (наш кортеж), нарушая все мыслимые правила и разметки, уже почти приехали, только что развернулись посередине Садово-Триумфальной на пересечении с Малой Дмитровкой, и в обратном направлении въехали на мой Оружейный переулок.

- Возможно, я наивный человек, – мне показалось нужным ответить ему, и я заговорил медленно, – Но, мне кажется, главное, что остается от нас – это наша человеческая интонация, это, по-моему, самое важное, а также то, что мы смогли сделать, не обязательно действием, но даже словом, для других.
- Это верно в вашей системе координат, – спокойно ответил он. – В системе власти иные измерения, не исходящие и не зависящие от тебя, иные мотивации, иная механика и иное осознание смысла. Ты либо пытаешься выполнить данные тебе решения наиболее успешным и безболезненным для других способом, либо ты уходишь.

Здесь мне будто передалось от него, словно от Понтия Пилата, абсолютное понимание, что ты никакими средствами не можешь оказать никакого влияние на того, кто выше тебя. Тем более, как и в случае с прокуратором Иудеи, у моего знакомого – выше, по сути, только один человек. И в тишине правительственного Мерседеса, будто из подсознания, неслышно зазвучали громкие булгаковские слова Пилата: «На свете не было, нет и никогда не будет более великой и прекрасной власти, чем власть императора Тиберия! - сорванный голос Пилата разросся. Прокуратор с ненавистью глядел на секретаря и конвой…». Стряхивая наваждение, я посмотрел на своего соседа. Он сидел молча и снова глядел в свой мобильник. Я не заметил, что мы уже стояли напротив моего дома.

- Невероятно, я впервые так быстро доехал! – я попытался неуклюже пошутить.
- Приятно было с вами познакомиться, Григорий, – он протянул мне руку.
- Взаимно, – ответил я, пожимая ее. – Удачи вам и всем нам.
- Спасибо, – спокойно сказал он. – Надеюсь, еще встретимся.

Открыть дверь сам я не смог – мне ее открыл охранник снаружи. Я вышел из машины. Бронированная дверь оставалась открытой. Охранник стоял рядом. Прежде чем окончательно попрощаться я быстро взглянул вокруг.

И увидел, что Оружейный был перекрыт. Впереди нас стояло две машины с вышедшими из них сотрудниками охраны. Сзади, после джипа сопровождения с тоже вышедшими из него охранниками, стояли еще две машины – одна черная, другая ГАИшная – и держали всё движение. За ними уже скопились 10-12 обычных машин. К ним быстро подъезжали другие. Но проехать дальше – по направлению к нам и мимо нас – они не могли. Оружейный был заперт нашей охраной. И тут меня снова охватило это странное, щекотящее нервы, самолюбивое чувство. Стало ясно, что продолжительность этого момента – зависит от меня. Если я наклонюсь к открытой двери и стану что-то говорить моему новому знакомому – то Оружейный, невзирая ни на что, так и будет оставаться перекрытым всё то время, пока мы с ним будем беседовать. Это было ощущение власти над ситуацией. Полного на нее влияния. «Хорошо, – мельком пронеслась у меня мысль, – что там нет Скорой». Охрана, оглядываясь по сторонам, безропотно ждала окончания нашего прощания. Из норы огромного Мерседеса смотрел мой новый знакомый. Он мне улыбался и, держа свой мобильник у уха, чуть качал головой и тихо произносил в телефон: «Ага. Хорошо. Ещё нет. Да». Видимо, на другом конце кто-то у него что-то спрашивал.

- Спасибо, что подвезли, – сказал я.

Он молча мне кивнул и сделал прощальный жест рукой. Я тоже махнул ему и хотел захлопнуть дверь, но ее перехватил у меня охранник. Я перешел на тротуар и, не оглядываясь, пошел во двор.

Внезапно я услышал мир вокруг – на деревьях пели ночные птицы, где-то вдалеке ехал троллейбус, впереди меня в темноте двора смеялись какие-то девушки, им вторили голоса ребят, виднелись два красных огонька сигарет, правее залаяла собака, из соседнего сквера вышел пожилой человек с крупным псом на поводке, откуда-то из окон была слышна какая-то спокойная музыка, я снова услышал щебет птиц наверху деревьев, мимо которых я проходил.

Вдруг за моей спиной на улице громко засвиристела мигалка, захрюкали и закрякали еще какие-то сигналы. «Неужели, – подумал я, – такие же отвратительные звуки были и на протяжении всей нашей дороги сюда? Наверно, да, – ответил я себе. – Просто там внутри ничего не слышно».

Тест

Apr. 14th, 2017 01:26 pm
allaall: (Default)
Дорогая мама, пишу тебе из горящего танка... тестирую кросспостинг с дрима.
allaall: (life)
Хорошо как сказано. Только лично для меня Москва - не мама, а злобная мачеха, которая держит у себя детей ради алиментов. А Питер всегда любила нежнейшей любовью. Это вот отсюда.

Питер — это папа, а Москва — мама; они в разводе, и живёшь ты, понятно, с мамой, властной, громогласной, поджарой теткой под сорок, карьеристкой, изрядной стервой; а к папе приезжаешь на выходные раз в год, и он тебя кормит пышками с чаем, огорошивает простой автомагистральной поэзией типа «Проезд по набережным Обводного канала под Американскими мостами — закрыт» и вообще какой-то уютнейший, скромнейший дядька, и тебе при встрече делается немедленно стыдно, что ты так редко его навещаешь.
allaall: (life)
Совок привык объяснять процветание Америки тем, что она вышла из депрессии на военных заказах, а крах СССР - тем, что империалисты разорили его, заставляя тратить все средства на оборонку. И ведь, сцуко, никакого противоречия не видит!

(отсюда).
allaall: (life)
Опять Лиля Ким. Правильно пишет.

https://www.facebook.com/lilya.kim/posts/659358074265842

Про "делать что хочешь" vs "есть такое слово надо". Нам снова пишутЬ. Вот, мол, дорогая Лиля, вы сначала фотокарточки с крыльями постите, а потом рассказываете, как в... вкалываете от зари до зари, а где же калифорникейшен? Не сходится, мол. Я уже взяла баян, чтобы голосом Эрика Картмана запеть: weeeellll а вот такой он северный олень... Но вспомнила.
Надышавшись воздухом свободы, утром я возмутилась что одна красивая русская женщина считает что в 40 лет жизнь заканчивается, совершенно уже забыв, что перед отъездом сама оплакивала себя в три ручья и одну Ангару. "В 40 лет жизнь только по-настоящему начинается!" - прокричала я мелким шрифтом из среды, где это неоспоримая просто данность в среду, где мне в 24 года врача спорили - писать в карту "старородящая" или нет, если я встала на учёт ещё молодой, а выпишут меня уже 25-летней старородительницей. А ещё через 4 года мужчины в остроносых туфлях и костюмах с отливом станут обсуждать меня, как "разведёнку с прицепом".
В общем, прикусив сарказм, хочу сказать, что никакого противоречия между "делать что хочешь" и "есть такое слово надо" - нет. Надо сначала решить, что ты хочешь, а затем сделать все что надо, чтобы этого достичь. Секрет в том, чтобы после того как выбрал чего же тебе хочется - продолжать работать даже тогда, когда все кони вокруг уже сдохнут. Потому как то что тебе хочется, одновременно с тобой хочет ещё энное количество человек. И обойти их всех на крутых поворотах можно, только если тебе хочется этой вещи больше, чем всем, кто в очередной раз приложившись лицом об асфальт скажет "fuck it".
allaall: (life)
Собянину сообщили, что перед уходом Лужков зарыл клад.
Через несколько лет все улицы Москвы перерыты, кругом котлованы.
В мэрию приходит письмо: "А под пятиэтажками искали?"

Я как-то за российскими новостями теперь не очень слежу - других дел хватает,  да и понятно там все, но вот последняя новость про московские пятиэтажки, меня, как бывшего квартировладельца в такой же подмосковной, таки привела в восторг.
То есть горячий привет одной из последних форм российской частной собственности.
Ибо рубль угукнулся в два раза (и падает дальше каждый месяц из-за инфляции), валюту еще пока можно иметь, правда держать лучше всего в банке (которая трехлитровая) но при этом фиг поймешь, что дальше будет. Так что единственное, что у многих ещё осталось из такого вроде как надежного, осязаемого - квартира. Ага. Как еще очень давно любил говорить мой папа: "Квартира-то твоя, земля под квартирой не твоя". Он знал, он знал.
Теперь многим из тех, кому повезло не повезло жить в симпатичных центральных райончиках с дорогой землей, будет предлагаться собрать манатки и в 24 часа два месяца переехать куда скажут. А иначе переселят по суду, и хорошо, если не на улицу.
В "тот же или соседний район" и что-то там еще про округ на крайняк. Звучит красиво, если не знать, как творчески в последнее время перекроили районы. Из того, что знаю лично - наши подмосковные Химки (из моей бывшей квартиры граница с Москвой была видна) объединили в один район со Сходней (три остановки на электричке с другого конца города в сторону глухих подмосковных лесов). И каким-то бедолагам из снесенных домов квартиры давали уже там - похоже, на них все это дело и обкатывали. А если в "соседнем районе" со стороны Сходни? Уууууууу.
И потом многие дома, которые строили раньше (там же не только панельные хрущевки под снос запланированы, а целые районы), наверняка понадежнее нынешнего периода, когда воровство стало государственной идеологией. В новых-то тебе и таджики, замурованные в перекрытия, и подпорочка в один кирпич на первом этаже двадцатичетырехэтажки, потому как панель при перевозке треснула - примеров полно. А учитывая, что эти дома еще и будут строиться не на продажу, а для нищебродов-переселенцев, ибо наверняка в самых некозырных местах...
Деятели. Саму-то Москву с точки зрения архитектуры, удобства и экологии они дааавно убили, в последнее время уже насилуют, расчленяют и насилуют расчлененку. Уплотнили посуровеее сталинских коммуналок геноцидно-точечной застройкой, а на свободных местах быстрорастворимой плиточкой присыпали или вонючие пробки организовали. Единственное, где как казалось (мне когда-то тоже) от всего этого кошмара можно скрыться - это в своем уютном гнездышке. Мой дом - моя крепость типа. Щаззз.
Теперь вот и до таких наивных добрались. Самое ведь ценное, что у многих сейчас есть - своя квартирочка со своим ремонтиком, наверняка с любовью сделанным в сытые нефтяные годы. Который им тоже никто не компенсирует. Приватизированная, со свидетельством на право собственности, все дела. И вот так в любой момент могут прийти  и сказать про уёбен зи битте, ибо здесь теперь торговый центр будет. И подотритесь вы своими бумажками. У моей подруги так в свое время гараж отжали - большой, хороший. Сказали, гаражи ваши, а земля под ними наша, так что либо платите за снос, либо забирайте его сами куда хотите. В квартиру на балкон, например.
Ларьки, говорите?
Какхорошочтояуспелапродатьквартиру, какхорошочтояуспелапродатьквартиру, какхорошочтояуспелапродатьквартиру.
Ну и картинка в тему выскочила:
17264399_1571152809565707_1240575662631077585_n
allaall: (life)
В преддверии нового сезона провела ревизию того, чего навыращивала в прошлом:
Yellow Pear - как всегда, самые урожайные, мягкие на вкус (желтые помидоры в принципе содержат меньше всего кислоты) и на вид симпатичные. Сажать теперь буду на постоянной основе.
Chocolate Pear - тоже черри. Соответственно, тоже достаточно урожайные, на вид такие же мини-груши как и желтые, только очень красивого бордового цвета. На вкус при этом приятные, но ничего особенного. Думаю, посажу парочку чиста для разнообразия.
4th of July - этот сорт нам рекламировали, как самый ранний, вроде как к 4му июля должны быть полноценные помидоры. Ну, видимо, не в наших широтах. На вид-вкус оно как стандартная круглая красная помидора, только что своя. Досажаю оставшиеся несколько семечек и больше не буду.
Black Krim - стандартно вкусно и сладко, они тоже уже из разряда постоянных.
Berkley - помидоры типа крымских, но при этом темно-красные с тоненькими зелеными полосками, такой арбуз наоборот. Тоже выросло много и вкусных. Повторим.
Blue Beauty - а эти на вид прикольные - сверху темно-фиолетовые, как баклажан, снизу оранжевые, а вот на вкус ни о чем. Не-а.
Cherokee - в описании были как огромные темные помидоры для сальсы, а по факту на нескольких кустах не вырос ни один. Так кстати каждый сезон - какой-нибудь один сорт да не приживается от слова совсем.
Black Icicle - тоже черные, по форме похожи скорее не на сосульки, а на нечто другое продолговатой формы, при этом очень вкусные. Еще посажу.
Еще сажала обычные черри неопознанной породы, поскольку случайно купила у каких-то китайских поставщиков, как хомячка черные. В итоге оказались хоть и красные, но очччень сладкие и выросло их дофига. Так что фиг с ними, что китайские, они реально хороши.

То есть из девяти точно останется пять сортов, ну и новых насажаю.
allaall: (life)
Подруга ездила в Россию и привезла оттуда сувенир - игру в подарок своему ребенку. Такая из нашего детства - бросаешь кубик, ходишь фишками. Фишки в виде маленьких пластмассовых танчиков, ну и на самом поле что-то военное нарисовано, окопы какие-то. А на коробке большими буквами написано "Игра для развития мелкой моторики и патриотизма". Вот так, в одном предложении, ага. Для детей от четырех до семи лет, блин. Чтобы вместо школы, если что - сразу в окопы. Нет предела патриотизму идиотизму.
И вообще интересно, у них патриотизм хоть про что-нибудь другое, кроме всех убивать оружия, бывает?

Кстати, о патриотизме - собственная американская почта в этот раз сработала просто чудовищно. Московские друзья важных документов отсюда ждали, которые я им нашим USPSом отправила. По тарифу, который подразумевал от трех до пяти бизнес-дней без учета растаможки. Письмо долетело до границы за те самые три дня, а потом на две с лишним недели застряло непонятно где без объявления войны и следов в трекинге. Через две недели оказалось что, на минуточку, в Японии. В итоге вместо пяти дней получилось 22, а у них там на это дело самолетные билеты были завязаны, которые им менять пришлось. Вот за всю мою историю отношений с нашей почтой - в первый раз такое, по Штатам-то она работает просто идеально. На всякий случай надо учесть на будущее - ЮПС, говорят, при международных пересылках понадежнее.

Жена израильского брата повесила в фейсбук видео, где она под музычку легко так и весело размахивает над головой шестнадцатикилограммовой гирькой. То левой рукой, то правой. Что-то мне кажется, он побаивается с ней ссориться (на самом деле добрейшая чудесная девчонка, кстати. Просто спорт любит очень).
allaall: (life)
А у нас вчера вечером была первая гроза в этом году. Грохотало и сверкало по полной. До этого самая ранняя в двадцатых, что ли, числах января, но чтоб одинадцатого!
Сейчас на улице так тепло относительно, сыро, травка зелененькая. Ну и хорошо, а то задолбали эти снега.

Кинцо

Dec. 9th, 2016 12:41 pm
allaall: (life)
Vampire Academy - про школу вампирчиков. Приятное, но такое...очень для девочек старшего школьного возраста. Зато там играют Гэбриэл Бирн из моего любимого Point of No Return aka американская версия Никиты и российский секс-символ Данила Козловский. Оба хороши.
The Nice Gyus - боевичок. Вроде живенький-динамичненький, но в сухом остатке - мура-мурой. Нет.
The Wizard of Oz - золотая-презолотая классика (я тут поставила себе цель посмотреть такой как можно больше). Как всякая настолько классика, в оценках, в общем, не нуждается.
Easy Virtue - ага, посмотрела первый раз только щас. А потом еще раз, и еще...и впереди еще много-много раз :). Колин Ферт и британский флер, и этим все сказано. Все-таки вот как я тащусь от всего английского. Совершенно потрясающая страна (что, кстати, не значит, что я хотела бы там жить).
Маргарита Назарова - очередная биографическая сериала. Вроде бы не совсем по реальным событиям, что-то они напридумывали, но в общем неплохо и интересно (и про людей интересной профессии притом). Главная актриса чуть в роль не попала, остальные - очень даже. А какая там начальница по культуре, потрясающе просто.
Ее звали Муму - свежее эротическое кинцо про одноименную героиню. Яркая главная актриса, абсолютно никакие остальные. Впрочем в жизни так называемая российская оппозиция совершенно такая же, так что, можно сказать, фильм почти документальный (кстати, вроде пишут, что им всем кино как раз понравилось).
The Prime of Miss Jean Brodie - шикарно. Британский фильм про школу и отношения учитель-ученик, очень сильный (Для меня он чем-то с Dead Poet Society перекликается). Молодая Мэгги Смит, бесподобная совершенно, и, кажется, Оскар, который ей за него дали. Что интересно, ее любовника по фильму играет ее актуальный на тот момент муж, а отвергнутый поклонник, за которого потом вышла замуж скромная учительница химии, в жизни соответственно на ней же и был женат. Такое семейное кино получилось.
Finding Dory - красиво-разноцветно, но намного примитивнее, чем первая часть. Больше для детей, а не для взрослых, хотя один раз все равно посмотреть можно.
К черту на рога - итальянская комедия. Начало очень веселое и черноюморное, но в конце, увы, скатывается, на какой-то мирвовсеммире, вселюдибратья и прочие вещи со стикеров на дешевых машинах.
The Secret Life of Pets - хорошо. Парочка главных героев слегка никакая, но второстепенные персонажи интересные и яркие почти все. Особенно зайчик очаровашка, ыыыыы.
The Twelve Chairs - неожиданно версия моего любимого Мела Брукса. Конечно, из книги вырезали так процентов 90 содержания (он односерийный), но все равно получилось здорово и в его неподражаемом стиле, причем с намного более оптимистичным концом, чем оригинал (в плане героев, а не их благосостояния). А как Брукс сыграл дворника Тихона! А какие там детали! А какой там саундтрэк!!! В общем, горячо рекомендую.
Невидимки - посмотрела по рекомендации с фейсбука, где его описывали как одноразовый, но приятный. Где-то на середине поняла, что я его уже видела (Маш, он не 15го, а 13го года - в 15м, думаю, такую оголтелую роскошь интерьеров уже особо не снимали). Тем не менее с удовольствием досмотрела до конца еще раз. Так что согласна с обоими пунктами. Думаю, через пару годиков опять забуду и посмотрю по третьему кругу.
allaall: (life)
Утащила из мордокниги российское сегодняшне-актуальное:

Советский ученый едет читать лекцию в Китай. Говорит первую фразу, ждет перевода, а переводчик ему говорит "Продолжайте, я потом переведу". Вторая фраза - то же самое. Третья, четвертая... Через час переводчик останавливает лектора, поворачивается к залу и говорит:
- Ляо. - потом к лектору: - Продолжайте, пожалуйста.
Тот читает еще час, заканчивает, переводчик говорит:
- Ляо сяо.
После возвращения ученый всем рассказывает, какой китайский язык лаконичный, два часа лекции - и три слова... Все удивляются, а коллега, который тоже ездил в Китай с лекциями, говорит:
- Я тоже сначала удивлялся, а потом спросил, что это значит. "Ляо" значит "пиздит", а "ляо сяо" - "кончил пиздеть".
allaall: (life)
У подруги сегодня день рождения. Когда поздравляла ее через фейсбук, в одном из предыдущих поздравлений на её стенке увидела пожелание "гормонии".
...Что-то с гормонами связанное, не иначе :).
allaall: (life)
Тут недавно в приступе ностальгии погуглила бывших коллег. Совсем бывших, с первой работы в веселых девяностых, с остальными-то и не терялась.

С одной девчонкой я не виделась-не слышалась с отъезда - это, можно сказать, была моя единственная на той работе подруга. Она была постарше меня лет на восемь, но когда вам двадцать пять и тридцать с хвостиком - это уже фигня. Особенно учитывая, что с остальными рабочими тетеньками у меня эта разница была где-то ближе к в два раза.
В общем мы там весело зажигали вдвоем, а когда поувольнялись, долгое время поддерживали связь. Такого плана, когда год не видишься, а потом начинаешь разговор с того же самого места - и нормально-комфортно. Она только номера телефонов очень любила менять, а я в какой-то момент - места жительства - так что в предотъездной суматохе таки потерялись. Ну покрутила соцсети, нашла ее на фейсбуке. На одной из фотографий в котором она стоит в окружении мордатых тетенек в махровых беретах и деревянных мордоворотов вида и интеллекта урфинджусовских солдат. Под лозунгом "Путин и Кадыров, защити нас от майдана!" И подписью "Моя Россия".
После чего писать ей как-то сразу, увы, расхотелось.

Еще, соскучившись по парашютикам, нашла на ютубе ролик с инструктором, с которым я в свое время делала первый прыжок в тандеме. Поскольку контора у нас была под девизом "мы тут все друг другу друзья или родственники, а кто по профессии - уже пофиг", взял его на работу брат начальника (тоже, кстати, была такая отдельная должность:), который брат был заядлым парашютистом и устроил пол-аэродрома на разные ненапряжные места. Так что этот паренек помимо основной работы был у нас каким-то типо менеджером на полставки. Но инструктором он действительно был отличным, мастером спорта чуть ли не международного класса. Ну и вот - из того же ролика выяснилось, что его лет десять назад сбила машина. Совсем молодого.
Что, кстати, добавило статистики к той конторе - из общего числа сотрудников человек в шестьдесят там, получается, за короткий срок не стало шести мужиков. То есть за пять лет - двадцать процентов (если грубо прикинуть, что женщин и мужчин половина на половину). Все молодые, симпатичные, образованные и все по разным причинам, зачастую совершенно по дурацким. Потом я уже работала в компаниях, где количество сотрудников исчислялось тысячами, поэтому общую картину уже не знала (хотя инфа об отдельных случаях, конечно, долетала) - это в маленькой конторе все на виду и на слуху.
Это к вопросу об удручающей российской демографии.
Page generated Oct. 20th, 2017 11:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios